+7 (495) 374-94-67 с 10:00 до 20:00 по МСК
hello@tattooport.ru
По запросу «» ничего не найдено.
В корзине пока нет
ни одного товара

Сейлор Джерри

Татуировки в стиле «Американский Олдскул» стали едва ли не самым модным трендом тату-индустрии в период первых десятилетий XXI века. Однако, если вы действительно хотите иметь настоящие олдскул-татуировки, вам придётся совершить путешествие во времени на более, чем полвека назад. Затем прибыть на Гавайские острова, находящиеся посреди Тихого Океана, а именно на остров Оаху в город Гонолулу и найти, расположенный неподалёку от морского порта, Китайский квартал.

Там, рискуя получить по голове от загулявших военных моряков, разыскать некого Нормана Кейта Коллинза, крепкого мужика в джинсах и футболке с коротким рукавом, руки которого обильно покрыты татуировками. Это тату-мастер, которого там все знают под именем Сейлор Джерри.
Норман Кейт Коллинз
Норман Кейт Коллинз родился 14 января 1911 года в городе Рено (штат Невада, США). С самых юных лет стало очевидно, что этот человек не сможет прожить всю свою жизнь в условиях, которые предлагает ему пустынная, удалённая от моря, американская глубинка. Благодаря своему непростому и упрямому характеру, он унаследовал кличку домашнего осла, который жил в их семейном хозяйстве. С тех пор имя Норман было забыто и будущего всемирно известного татуировщика стали называть исключительно именем Джерри, так звали ослика. Приставка Сейлор появилась чуть позже, когда Норман, то есть Джерри, связал свою жизнь с романтикой водных стихий.

Идея объехать весь мир овладела юным Джерри, когда ему было 14 лет, и не откладывая её реализацию в долгий ящик, он сбежал из дома и начал путешествовать по США зайцем в грузовых вагонах железнодорожных поездов. Тогда это был весьма распространённый способ экономного путешествия по стране, правда путешествовали таким образом в основном те, кто оказался за бортом обеспеченной и спокойной жизни.

Вот тогда-то, общаясь с теми, кто не желал и не мог жить по законам, которые навязывало им общество, Джерри познакомился с татуировкой, ведь татуировка в те времена была отличительной особенностью именно этой части общества, представители которой и путешествовали в грузовых вагонах от западного до восточного побережья североамериканского континента. И первые татуировки Джерри начал делать классическим хендпоук способом именно таким людям - при помощи иголки и нитки, а красящим пигментом служила разведённая в воде паровозная сажа.
В итоге, в 1927 году, Джерри Коллинз остановился в Чикаго - городе на берегу озера Мичиган (Великие Озёра). Именно здесь произошли два события, которые определили всю его оставшуюся жизнь. Во-первых, он познакомился с самым известным мастером татуировки Чикаго того времени - Таттсом Томасом, который показал молодому Джерри, что существует такая штука, как электрическая тату-машинка.
Гиб «Таттс» Томас
Джерри стал любимым учеником Гиба (Таттса) Томаса. Он много времени практиковался на бездомных, делая им татуировки, угощая их дешёвым вином. Но не только при помощи бомжей происходило обучение будущей тату-знаменитости. Дело в том, что друг Таттса работал в городском морге, и тот договорился с ним, чтобы его ученик по ночам практиковался на «клиентах» этого самого морга.

Кстати, однажды Таттс здорово напугал Джерри: накрывшись простынёй, он прикинулся мёртвым, а когда Джерри приготовился делать ему татуировку, тот с безумным криком набросился на него. Возможно, это послужило тому, что Джерри Коллинз всю свою последующую жизнь отличался весьма едким и злобным чувством юмора
Вторым ключевым событием в жизни Джерри Коллинза стало то, что он в 1928 году поступил в Военно-морскую академию Великих Озёр - это было частью реализации его плана путешествий по всему миру. Он стал военным моряком ВМФ США! Примерно тогда к его имени и приклеилась приставка Сейлор, что и означает - моряк. Сейлор Джерри полюбил море и корабли так, как их может полюбить лишь человек, который до этого их никогда не видел.

Затем была учёба в академии, где Сейлор Джерри зарекомендовал себя весьма усидчивым курсантом, который в итоге получил знания по управлению различными типами судов, в том числе и парусными, что в будущем ему весьма пригодилось. Он ходил на всех типах кораблей: от маленьких парусных шхун до огромных военных пароходов. Именно это стало причиной того, что его рисунки содержат весьма точные, а не условные изображения такелажа, морских узлов и парусного вооружения.
А дальше были длинные океанские путешествия по всем экзотическим странам Тихого Океана, включая многочисленные остановки в портах Японии и Китая. Любопытный и жадный до всего нового, Сейлор Джерри был очарован всем, что увидел, он влюбился в азиатскую культуру и эстетику жизни тех мест. И, естественно, он с первого взгляда по уши втрескался в Гавайи, а также во всё, что окружало там молодого и полного сил моряка, которому едва исполнилось 25 лет: полуголые девушки с идеальными фигурами, ром, постоянное лето и вечное не тронутое временем спокойствие! Эту любовь он пронёс сквозь всю свою жизнь. В 1930 году Сейлор Джерри демобилизовался из ВМФ, поселился в Гонолулу (Гавайи, остров Оаху) и открыл свою первую тату-студию.

Следуя старой морской традиции, списываясь на берег, старый моряк привозил из дальних странствий какое-нибудь экзотическое животное. И Сейлор Джерри привёз домой маленькую обезьянку. Современные татуировщики для которых нормы стерильности стали богом, которому они молятся, подобного не поймут никогда: в тату-студии Сейлор Джерри на правах хозяйки тусовалась обезьянка по имени Ромео, которая к тому же ещё и страдала диареей! Этой мартышке посвящено множество изображений обезьяны в альбомах тату-эскизов Сейлор Джерри.
Гавайи - это малонаселённый архипелаг посреди Тихого Океана, который лишь в 1890 году стал ещё одним штатом США. Это была райская земля на много тысяч миль, удалённая от мировых потрясений и государственных проблем. Всё изменилось 7 сентября 1941 года, когда японцы атаковали военно-морскую базу Перл Харбор. Гавайи в один момент стали израненным сердцем Америки и неотъемлемой её частью. Гонолулу превратился в перевалочную базу для миллионов американских солдат и моряков, которые отправлялись в адскую мясорубку войны.
После бойни в Перл Харбор, Сейлор Джерри не задумываясь идёт на призывной пункт и вновь зачисляется на морскую военную службу. К тому времени он уже имеет полное право находиться в запасе, но патриотизм и характер, не позволяющий ему сидеть на одном месте, берёт верх. Он выходит в море на военных кораблях, которые в целях охраны сопровождают торговые суда. И всё это время он продолжает делать татуировки.

Он делал татуировки морякам, лётчикам и солдатам прямо на открытом воздухе, или в импровизированном шалаше из пальмовых листьев, развешивая свои эскизы на крыльце казарм вместо рекламы. Когда баланс сил в войне стал очевиден, Сейлор Джерри вернулся в свою студию, которая располагалась в Китайском квартале на Хотел Стрит.
Представьте себе миллионы солдат и моряков: одни нескончаемым потоком идут на войну, другие вернулись с неё; одни идут на свою смерть, вторым удалось её обмануть, и они наконец едут в обратном направлении домой. И все эти миллионы молодых людей более всего желают лишь три вещи - девушек, виски и татуировки! Всё это и многое другое предлагал, одетым в белоснежную форму, морякам Хотел Стрит: проститутки любого пола и возраста, всевозможные наркотики, азартные игры, публичные дома, множество баров и, естественно, мастерские татуировщиков. Что интересно, но вся ночная жизнь в притонах Хотел Стрит происходила в дневное время суток, а самый её разгар наступал в полдень или от силы в час дня. Ночью бары и публичные дома закрывали по причине действующего комендантского часа (в условиях войны требовалось жёсткое соблюдение условий светомаскировки).

Здесь же на Хотел Стрит работали несколько медицинских кабинетов специализирующихся на лечении и профилактике венерических заболеваний. И по армейским директивам, посетив бордель, моряки были обязаны явиться в подобный кабинет для прохождения комплекса профилактических процедур. Однако, мало кто следовал этим правилам, моряки предпочитали тратить деньги, оставшиеся от выпивки и продажной любви, не на профилактические меры, а на татуировки. Надо сказать, что на время войны проституция на Гавайях была легализована - это был невероятный по размерам и отлично организованный бизнес, в котором крутились миллионы долларов. Проституткам и публичным домам выдавали лицензии и они платили налоги с прибыли в государственную казну США.
Как и в публичные дома, моряки выстраивались к татуировщикам в длинные очереди. Из-за такого конвейерного подхода никакой речи не шло о реализации татуировщика, как художника, однако именно здесь, именно на Хотел Стрит, закладывался фундамент тату-культуры XX века, всплеск которой пришёлся на конец столетия. Именно эти миллионы пьяных моряков и стали теми, кто распространил по свету такое известное сегодня понятие, как «Американский Стиль» или «Олдскул».

Среди татуировщиков была выработана целая финансовая стратегия: цена татуировки была ровно такой же, как и сумма, которая нужна была для того, чтобы напиться вусмерть - три доллара! Поэтому, настоящий олдскул - это небольшие и незамысловатые работы, которые можно было достаточно быстро нанести на кожу заказчика, за совсем небольшие деньги.
А для любителей искать значения в татуировках, можем привести такой пример: одним из самых популярных изображений в татуировках, сделанных на Хотел Стрит, были изображения полуголых девушек с шикарными формами. Так вот, моряки посвящали такие татуировки женщинам, которых они видели в своей жизни не более двух десятков минут, а именно - проституткам. Чести попасть на татуировку проститутки удостаивались потому, что они становились первыми женщинами у этих совсем юных парней, которым в большинстве своём было не более 18 лет.

И вообще, весь традиционный олдскульный символизм (обнажённые девушки, карты, игральные кости, бокалы со спиртным, ножи и кастеты) отражал то, что окружало моряков на Хотел Стрит города Гонолулу начала сороковых годов XX века. Если резюмировать, то «Американский Олдскул» - это краткое содержание самых драматичных событий в жизни американского моряка времён Второй мировой войны: любовь, смерть, тоска по дому и близким, крепкие узы дружбы, предательство, патриотизм. Всё это выражалось путём незатейливых тату-сюжетов всего за три доллара.
Как это не странно, но Вторая мировая война стала тем толчком, который в общественном сознании продвинул татуировку на новый уровень. Популярность татуировки в армии и на флоте можно объяснить тем, что основным принципом военной службы является то, что моряки и солдаты в армии и на флоте лишены какой либо индивидуальности - все должны быть похожими друг на друга. И лишь татуировка может наделить военнослужащего той индивидуальностью, которая так или иначе необходима каждому человеку.

Также татуировки стали олицетворять романтику морских походов, смелость и патриотизм - молодые парни, вернувшиеся с войны, обязательно были покрыты татуировками! Американские дети, играя в войну, обязательно разрисовывали себя карандашами, дабы быть похожими на сильных и смелых героев Второй мировой. До этого же татуировки были либо потешным цирковым аттракционом, либо чертой принадлежности к маргинальным слоям общества.
Война закончилась, а Сейлор Джерри так и продолжал делать татуировки на Хотел Стрит. Однако, вернувшееся спокойствие на Гавайи, никак не помешало в очередной раз дать возможность проявиться резкому характеру татуировщика, который на тот момент уже был знаменитостью. Сейлор Джерри был настоящим американским патриотом, который искренне верил в то, что его страна держится на идеалах свободы и демократии. Но на практике было видно, что генеральная линия правительства США далеко ушла от того, что было прописано в конституции страны. Сейлор Джерри был в корне не согласен со всем тем, что делало тогда правительство США, тем более, что новая налоговая политика поставила его бизнес в достаточно затруднительное положение. Единственной формой протеста Сейлор Джерри избрал выход из тату-бизнеса! Он не перестал делать татуировки, однако тату-студия на Хотел Стрит в 1950 году была закрыта.
Капитан Коллинз
Сейлор Джерри никогда не забывал, что первой частью его имени является слово «Сейлор», да и никогда не забывал о знаниях, полученных в Военно-морский академии Великих озёр. Он стал капитаном трёхмачтовой прогулочной шхуны, и в течение почти десяти лет катал туристов по Гавайским островам. Его друзьями и соседями стали гражданские моряки, а также рабочие судостроительной верфи. И все они, также как и военные сороковых годов, желали иметь татуировки! Они частенько заходили к нему в гости и в татуировке он им не отказывал. В конечном счёте он официально вернулся в тату-бизнес в 1960 году. Домом для новой студии стало совсем небольшое помещение на Смитс Стрит - это улица, находящаяся совсем недалеко от известной Хотел Cтрит, в том же Китайском квартале.

Длительный перерыв пошёл на пользу для Сейлор Джерри. За это время он пересмотрел подход как к самой татуировке, так и к художественной стороне этого вопроса. Одним словом, случилась перезагрузка, после которой татуировки от Сейлор Джерри вышли на несравнимо новый и более высокий уровень! В те времена татуировщики использовали всего несколько цветов: чёрный, красный, зелёный и жёлтый. Сейлор Джерри начал применять новые для того времени цвета - пурпурный и фиолетовый. Пигменты он изготавливал лично сам и до сих пор, даже самые близкие его друзья понятия не имеют как он их изготавливал.
Сейлор Джерри решил ввести нормы стерильности, которым необходимо было следовать в процессе нанесения татуировки. Надо сказать, что до него таких норм в отношении татуировки просто не существовало! Ни один из татуировщиков не работал в перчатках! Одной иглой делали татуировки нескольким клиентам и меняли их лишь тогда, когда они окончательно затуплялись, а стерилизацией являлась промывка игл в ведёрке с водой и сушка их на зажигалке. Никто не задумывался об этой составляющей татуировки, как когда то средневековые врачи, осуществляя хирургические вмешательства, не задумывались о природе происхождения инфекций. Сейлор Джерри первый начал дезинфицировать иглы и другой инструмент при помощи медицинских технологий: специальных жидкостей и автоклава.

Он был первый кто сформулировал правила ухода за татуировкой и требовал строгого соблюдения их от своих клиентов. Надо сказать, что правила ухода за татуировкой наших дней не так сильно отличаются от того, что было написано Сейлор Джерри в 60-х годах. Он искренне был уверен, что повсеместно приняв подобные нормы можно не только обезопасить мастеров и носителей татуировок от возможных заболеваний, но и придать больший авторитет тату-искусству, которое так или иначе оставалось весьма спорным явлением в глазах обычных американцев.

Сейлор Джерри был самоучкой как в вопросах рисования, так и в медицинских вопросах, но быть профессионалом ему это никак не мешало, ведь он был по настоящему талантливым и одарённым человеком, которому были по плечу любые задачи. Будучи неудовлетворённым теми тату-машинками, которыми ему приходилось работать, он решил строить своё собственное оборудование, для чего выучился на электрика. Он постоянно что-то улучшал, усовершенствовал: изобретал новые схемы, пытался применять различные материалы, пробовал новые конструкции. Сейлор Джерри первый кто начал применять одноразовые иглы, а также создал определённый алгоритм заточки, который делал их менее травматичными.
Помимо всего прочего, Сейлор Джерри на протяжении нескольких лет вёл свою собственную программу на местном радио, которая называлась «Старые Броненосцы». Программа была ночная и друзья недоумевали, когда он спит и отдыхает? Всю ночь он торчал на радио, а днём работал в своём татушопе на Смитс Стрит. Его радиошоу было обо всём - он ставил музыку, делился со слушателями своими рассуждениями на разные темы, отвечал на звонки в прямой эфир, читал свои собственные стихи. Да! Сейлор Джерри был ещё и поэтом! Он обладал потрясающим голосом, который был необходим ведущему ночного радиошоу.

Однажды в прямом эфире на День ветеранов (национальный праздник США, отмечаемый 11 ноября каждого года) он произнёс следующие слова, которые впоследствие были множество раз процитированны - «В этот день мы, американцы, должны посмотреть в зеркало своего сознания. Мы, как нация, тяжёлой ношей движемся вперёд на плечах наших мёртвых солдат, но они уже не могут пожаловаться на тяжесть этой ноши». А ещё он играл на саксофоне в гавайском танцевально-джазовом ансамбле, который с успехом гастролировал по островам архипелага. Воистину - если человек талантливый, то он талантлив во всём!
Сейлор Джерри ревностно хранил свои татуировочные секреты и жестоко ненавидел тех, кто пытался украсть у него знания, которые он наработал своим долгим и кропотливым трудом. Но не правильным будет объяснять подобное жадностью, скверностью характера и боязнью конкуренции. Просто мастер искренне желал предостеречь засорение своей профессии выскочками и дилетантами, которые в то время начали плодиться, как тараканы.

Кстати, о тараканах. Однажды один из таких начинающих мастеров спросил у Джерри, как ему удаётся добиваться таких ярких цветов в татуировке. Джерри ответил, что добавляет в пигменты немного сахара. Этот, так называемый, начинающий татуировщик прибежал в свою мастерскую и во все свои ёмкости, где хранился красящий пигмент, подмешал сахар. Результатом стало то, что на следующее утро все его краски были съедены тараканами, произошло просто нашествие тараканов на его студию. Стоит отметить, что Гавайские тараканы - это совсем не наши домашние тараканчики, они могут достигать в длину более, чем 10 сантиметров и их нашествие действительно может стать настоящей проблемой.
Особой ненавистью Сейлор Джерри наградил татуировщиков, которые работали в мировой столице движения хиппи и делали этим самым хиппи татуировки, мы говорим о Сан-Франциско 1960-х годов. Об уровне ненависти говорит тот факт, что он приделал на крышку своего унитаза фотографию Лайла Таттла, чтобы мочиться на него каждый раз, когда того потребует организм.

Напомним, Лайл Таттл в 1954 году открыл свою тату-студию в Сан-Франциско и его основными клиентами тогда являлись все те, кого старый моряк и ветеран войны Сейлор Джерри и за людей то не считал (хиппи и прочее порождение свободомыслия 1960-х). Сейлор Джерри мало того, что прилепил его его фото на крышку унитаза, так он ещё и сфотографировал это, а затем разослал фотографию своим друзьям с соответствующей припиской примерно следующего содержания - «При виде этого человека я начинаю страдать испусканием газов, поэтому он здесь, в моём туалете. Он отторгнут американским обществом, а то чем он занимается никак нельзя назвать формой искусства!»
После демобилизации из военно-морских сил, Сейлор Джерри так и не довелось снова побывать в Японии. Однако, он твёрдо решил погрузиться в мир японской традиционной татуировки. В этом ему помогли японцы, которые остановились на Гавайях в ходе своих путешествий по миру. Через них он передавал фотографии своих работ, а также ему привозили фото того, что делали японские мастера.

Надо сказать, что тогда в принципе не существовало какой-то подобной литературы, и эти фотографии были просто уникальными. Таким образом он завёл контакты со многими признанными мастерами японской татуировки того времени, такими как Хориоши Второй и Казуо Огури. Последний впоследствии приезжал к Сейлор Джерри на Гавайи для обмена опытом.
Познакомившись с тем, что делает Сейлор Джерри, ведущие японские тату-мастера, даже не будучи знакомы с ним лично, приняли его в свой круг, он стал уважаемым человеком среди них, получив почётное прозвище Хори Смоку: словом «Хори» в Японии называют признанных мастеров татуировки, а приставка «Смоку» появилась потому, что на всех фотографиях, которые дошли до Японии, Сейлор Джерри появлялся исключительно с курительной трубкой в зубах. Подобное уважение Сейлор Джерри заслужил возможно потому, что он уловил главную суть отношения к татуировке в Японии, сам Джерри комментировал это так - «Вы не можете просто дать денег японскому мастеру и сделать у него татуировку, которая вам нравится. Сначала он должен изучить кто вы такой, ваш характер, и если он решит что вы тот человек которому можно доверять, то вы будете осчастливлены его татуировкой - это единственно правильное отношение к татуировке».
В отношении с Японией Сейлор Джерри был уникальным человеком - он одновременно любил и ненавидел эту страну. Он был ветераном Второй мировой и сражался против японской армии, как солдат он видел в японцах лишь врагов. Но как художник, он стремился быть ближе к культурным традициям страны восходящего солнца, стремился познать их закрытый мир, он изучал историю этой страны. Сейлор Джерри был поклонником японских комиксов, которые называл не иначе, как учебниками. Кстати, ему приписывается фраза, которая была якобы его рабочим девизом - «Я хочу бить япошек их собственным оружием», однако это не совсем верный перевод. В одной из переписок Сейлор Джерри действительно написал - «Я хочу победить японцев в их собственной игре», имея в виду то, что он стремится познать в совершенстве искусство традиционной японской татуировки.


Все знают Сейлор Джерри, как непревзойдённого мастера олдскула, однако же вместе с этим он является одним из лучших мастеров японской традиционной татуировки XX века. Помимо того, что он смог постичь традиции японской татуировки, он сумел соединить их со своим фирменным подходом и наделял свои японские работы неповторимым американским колоритом. Да и вообще, рискнём утверждать, что Сейлор Джерри - это один из классических художников, который должен представлять искусство XX века. И он останется в истории будучи знаменит не только своими тату-эскизами, которые можно рассматривать, как отдельно взятые произведения искусства, но и тем, что сумел вывести татуировку середины XX века на принципиально новый уровень качества.
Могила на кладбище Панчбоул
Как мы уже говорили - если человек талантлив, то он талантлив во всём! Точно можно сказать: если бы Сейлор Джерри не стал бы великим татуировщиком, то он стал бы отличным инженером, если не инженером, то известным музыкантом, или поэтом, или звездой телевидения, или художником, или знаменитым путешественником и так далее. Однажды, гоняя на своём любимом светло-синем Харли Дэвидсоне, прямо в седле мотоцикла на приличной скорости с ним случился сердечный приступ. Он вылетел с дороги и разбился, пролежал некоторое время без сознания, но всё-таки нашёл в себе силы опять сесть на мотоцикл и доехать к себе домой своим ходом. Несколько дней Джерри пролжал в постели, а 12 июня 1973 года его не стало.

Ещё несколько лет к нему в студию на Смитс Стрит приезжали люди, желая сделать татуировки именно у самого Сейлор Джерри, однако всех их приходилось отсылать на национальное мемориальное военное кладбище Панчбоул в Гонолулу, место Т-124. Именно там нашёл свой последний приют мастер татуировки номер один на все времена Сейлор Джерри, по паспорту Норман Кейт Коллинз.
И сегодня наследие, которое оставил нам Сейлор Джерри не даёт покоя тем, кто любит из мёртвых героев извлекать выгоду. Выпускается одноимённый ром Sailor Jerry, на этикетке которого красуются рисунки тату-художника, в Гонолулу учреждён ежегодный фестиваль его имени, продаются коллекции одежды, основанные на его дизайнах, причём представляют эту одежду те, чьи фотографии нашли бы своё место рядом с фотографией Лайла Таттла на крышке унитаза. Разные физические и юридические лица пытаются посредством судов выяснять кому же на самом деле принадлежит то, что оставил после себя этот великий человек. Всё это можно охарактеризовать словами, которыми Сейлор Джерри снабдил один из своих рисунков - «Чем больше мёртвых храбрецов - тем жирнее крысы».
Не смотря на свою заносчивость и многократные утверждения о своём превосходстве, Сейлор Джерри сам до конца не осознавал какое именно влияние он оказал на мировое тату-движение. А в качестве заключения, приведём следующие слова великого мастера, которые он произнёс на закате своих дней - «Сейчас начал происходить невиданный подъём интереса к татуировке, и этим я сильно обеспокоен. Вокруг настоящих профессионалов всегда вьются сотни бездарностей, которые готовы подмять под себя всё, что они видят, руководствуясь лишь своей глупостью и жадностью. Это старая история: мы создаём спрос, а бездельники и дармоеды наживаются на нём».
Оставьте свой номер и мы перезвоним в ближайшее время
Некорректный номер телефона
Перезвонить в другое время
Удобное для вас московское время
Спасибо за заявку! Наш оператор свяжется с Вами!